ДЕДУШКИНА ЛЕШАЧИХА

Сказки, как и песни, - душа народа. Да ведь и правда. В сказках люди живут и действуют точь-в-точь, как живут и действуют в самой реальности. Дедушка наш, Александр Ефимович, чрезвычайно редко со своими внуками общался. И совсем не по причине какой-то особой нелюдимости. Просто был отстранённый. Он с нами не особо разговаривал, и у нас не было в нём ни какой нужды.

Но однажды в непогоду дедко лежал на печи, а мы пристроились рядом - на верхнем голбце (широкая полка такая).

- Дедко, сказку расскажи!

Он пальцы в седую реденькую бородку запустил, подумал:

- Какую рассказать-то? Ну, да вот хоть эту... про лешачиху.

Жил один мужик. Жил-жил, и вот жить ему надоело. Репа не рОдится, огород не горОдится, корова пала - радости мало. Пойду заблужусь.

Заткнул топор за пояс да и отправился в лес. Идёт-идёт, вдруг навстречу - медведь:

- Куда, мужик, идёшь?

- Да вот решил заблудиться - жизнь никудышная, то недород, то наоборот... Тошнёхонько жить.

- О! У меня так же. Только и слышу от людей: там медведь корову задрал, там пасеку разорил... Возьми меня, мужик, с собой, тоже хочу заблудиться от такой жизни.

- Пойдём вместе! - говорит мужик.

Идут они, идут. Вдруг - шум, гром, дым столбом. Откуда ни возьмись чёрт им под ноги выкатился:

- Вы куда?!

- Жизнь никудышная, - объявляет мужик. - Решил заблудиться.

- Меня все люди клянут, мол, во всех бедах я у них виноват, - жалуется медведь. - Решил заблудиться.

- Ой! - воскликнул чёрт. - У меня такая же судьбина. Что бы у людей не случилось - всё на меня сваливают, только и слышишь: чёрт-чёрт-чёрт! Возьмите меня с собой, тоже хочу заблудиться.

Пошли они втроём. Долго шли. И вдруг открылась им полянка среди леса. Мужик и говорит:

- Давайте, ребята, строиться!

Ребята отвечают: «Давайте!». Начали они избу рубить. Мужик сосны валит, медведь их носит, чёрт мох дерёт. Вот и готова изба.

- А теперь бы надо новоселье отпраздновать, - предложил мужик. - Станем-ка брагу варить.

Мужик бочку изладил, медведь мёду спроворил, чёрт хмелю припас - загуляла у них бражка.

У мужика новое беспокойство - вот уснут они, а заявится чужанИн да и выпьет брагу-то. Нет! Надо брагу по ночам стеречь.

Первую ночь выпало дежурить чёрту. Сел он на лавку возле кадки - ножками болтает. Вдруг в полночь заявляется лешачиха, берёт ковшик, зачерпывает медовухи и пьёт. А чёрт ни жив, ни мёртв, тоненьким голоском пищит:

- Ты зачем нашу брагу пьёшь?

Лешачиха увидела черта разъярилась да и запинала его под лавку.

Настало утро. Друзья проснулись, спрашивают черта, не был ли кто?

- Нет, никого не было! - отвечает чёрт.

Ну ладно. На следующую ночь медведю в караул заступать. Сел он в уголок и подрёмывает. Вдруг в полночь открывается дверь, входит лешачиха и принимается брагу пить. Медведь:

- Ты зачем нашу брагу пьёшь?

Разозлилась лешачиха, поколотила медведя изрядно и под лавку запинала.

На утро друзья спрашивают медведя, не был ли кто?

- Никого не было! - отвечает медведь.

- А что ж бражки убыло? - спрашиваем мужик.

- Никак не знаю! - отвечает медведь.

Пришёл черёд и мужику в дозор собираться. Он смастерил балалайку, струны натянул и сел в тёмный уголок - вора поджидать.

Ровно в полночь пришла лешачиха и ну брагу пить. А мужичок-хитрован тут на балалайке-то и ударил весёлую улочную барабушку. Лешачиха пустилась в пляс. Наплясалась до упаду и говорит мужику:

- Больно хорошо играешь! Научи и меня.

- Почему не научить. Только тебе надо маненько пальцы поправить - кривые они у тебя для игры.

- Согласна, - обрадовалась лешачиха.

Вышли они во двор. Мужик вбил клин в сосновую колодину и говорит лешачихе:

- Суй в эту щель пальцы, сейчас мы их выпрямим.

Лешачиха послушалась, сунула обе руки в щель, а мужик клин-то и вышиб. Пальцы лешачихины прищемило. Она в крик, воет, бьётся, а мужик её дубинкой охаживает да приговаривает:

- Будешь нашу брагу пить?! Будешь нашу брагу пить?!

- Ой, не буду! Ой, отпусти меня, мужичок!

Мужик забил клин обратно, лешачиха, подхватилась и вихрем унеслась в лес.

Утром друзья спрашивают мужика:

- Ну и кто приходил ночью брагу пить?

- Никого не было. Давайте будем праздновать.

Ну ладно. Отпраздновали они новоселье, бражку выпили. Мужик говорит:

- Давайте, ребята, делиться.

- Как это? - спрашивают медведь и чёрт.

- А вот так - кто нас сильнее напужает, тому и изба достанется.

Первым принялся пугать чёрт. Вот уж он вился-вился, визжал да жутко завывал. Умаялся бедный, еле дышит, упал под ноги и спрашивает:

- Ну как? Испугались?

- А чего нам пугаться-то? Мы ведь знаем, что это ты, чёрт.

Черёд за медведем. Забрался медведь в чащобу, да как давай деревья ломать и реветь страшным голосом. Умаялся, приходит, спрашивает:

- Ну как? Испужались?

- Да чего нам пужаться, ведь мы же знаем, что там медведь бушует.

Теперь очередь мужику. Он пошёл-пошёл по полянке, на горку поднялся, из-под ладони вдаль поглядел да как бросится назад со всех ног, да как закричит:

- Лешачиха идёт! Лешачиха идёт!

Черта и медведя с лавочки словно ветром сдуло. А мужик в новом доме стал один жить да поживать...

Мужичок - как всегда, хитрован, всех обводит вокруг пальца. А уж насчет того, чтобы делиться, так это самая сущность российской семьи испокон веку. Семья выросла, детям отдай долю, делись наследством. До смертной драки дело доходило.


Автор: Иван КОСТРОВ, ветеран