Из гроба – в дурдом

Встретил давнего друга Костю Кокшарова, удивился, спросил:

- Какими ветрами, Костя?

- В отпуск.

- В отпуск? К нам? От тебя первого слышу, что наш город объявили курортным. Сейчас ведь модно в Крым. Или в Турцию.

- Не нужен мне берег турецкий, - грустно улыбается Кокшаров. - Решил отключится, уехать подальше от своего Алтая. А здесь всё-таки родина, воздух родины и сладок, и приятен, хоть и дымный чересчур. Но больше всего меня достал один мой пациент, до самых кишок достал.

И Костя за чашкой крепкого кофе поведал мне про свою нелёгкую жизнь в Сибири, про хлопотную должность хирурга районной больницы.

Как-то ночью Костю подняли с постели по срочному делу: скорая привезла, мужичка лет под сорок в тяжелейшей коме. Его обнаружил путеобходчик у железнодорожного полотна. Дня через три следователи сообщили врачам некоторые подробности происшествия. По признательным показаниям задержанных преступников они с пострадавшим выпивали в вагоне-ресторане. Незнакомец, назвавшийся Гошей, бесконца расхваливал свою работу на золотом руднике, дошёл до того, что вытащил из кармана толстую пачку денег и принялся колотить ею об стол.

Собутыльники решили не упускать случая, и когда всей компанией вышли в тамбур покурить, забрали у Гоши весь его капитал, а самого выкинули с поезда.

- Так жалко же несчастного, - говорю я Косте. Он тоскливо посмотрел на меня долгим взглядом и выдал своё особое мнение:

- Знаешь, как мы намучились с этим Гошей. Он в коме пролежал двадцать восемь дней. А что это значит? Это значит - постоянный контроль, уколы, питание через трубочку прямо в желудок, утка и так далее до бесконечности. Однажды иду утром на работу, гляжу - на улице матрац висит на верёвке. Ну, думаю, слава богу, прости господи, отмучились - и он, и мы все. Захожу в отделение, у нянечки спрашиваю: «Что, умер Гоша?» Она отвечает: «Да нет. Вскочил и попросил закурить».

- Здорово! Счастливый случай!

- Не скажи, - возразил Костя. - С этого, как ты говоришь, счастливого дня наши мучения утроились. Раньше Гоша хоть просто лежал недвижимо, а тут начал проявлять такую бурную деятельность, за девками принялся бегать, все углы в палате обкакал, обписял - кошка, собака и  те знают, что так делать нельзя. Не поверишь, появилось чувство сожаления, что в своё время не прекратили питание через трубочку, он бы дня через четыре ласты склеил.

-  А чем дело кончилось?

- После долгих мучений всё ж таки удалось нам поднятого из гроба сдать в дурдом. Вот приехал сюда вздохнуть полной грудью. Как у вас тут хорошо! Как тихо, красиво, зелено! Райский уголок!

-  Да ладно, Костя! Шутишь, как всегда.

-  Всё познаётся в сравнении, милый мой!

Автор: Иван КОСТРОВ, ветеран.