СОВСЕМ ГОЛАЯ...

Лето нынче выдалось вообще никакое. А сегодняшний августовский денёк - прямо подарок нам за то, что решили выбраться в лес, грибов, как говорят в Сибири, напинать. Солнышко ласково греет, в лесной урёме тишина. Ходим, радуемся, аукаемся, как детки малые. 
Вдруг из кустов выскакивает тётка с корзиной и сполошным, но в то же время каким-то сдавленным, скрипучим голосом блажит: 
- Там... там женщина убитая! Совсем голая! 
Мы остолбенели. Убитая? Да ещё и голая? Вот и сходили за грибочками. 
- Вам не померещилось? - на всякий случай спрашиваем перепуганную. Она с выпученными глазами отвечает:
- Я крестилась... крестилась! Женщина лежит - руки раскинула вот так... Совсем голая... Да вы сами поглядите. Тут недалеко, за кустом черёмухи, возле старой сосны... Поглядите!
Делать нечего, пойдем смотреть совсем убитую и совсем голую. Крадучись обогнули раскидистую черёмуху, сквозь ветки озираем полянку вокруг старой сосны. И что видим? Да, женщина, точно. Совсем голая. Но не лежит убитая, а стоит и со своего очень даже картинного тела не спеша сметает что-то руками. Стоит под сосной и сметает. 
Когда повернулась, как в сказке, к нам передом, а к лесу задом и потянулась за одёжкой, мы тут и ахнули: да это же наша давняя не только хорошая знакомая, но и подружка, Людмилка. 
Подождали, когда оденется, и, хохоча на весь лес, двинулись обниматься. Принялись расспрашивать, каким земным богам нагишом-то молилась. 
- Вот мои боги-исцелители, - показывает Людмилка на огромный муравейник под старой сосной с кипящими на нём чёрными муравьями. - Раздеваюсь и ложусь к ним - пусть меня едят. Встаю помолодевшей на десять лет. 
- А не страшно, не больно?
- Но я же не на сутки. Знаю ведь, как биологи поручают мурашикам почистить черепа, скелеты редких животных для музеев - экспонаты получаются словно с фарфорового завода. В этом деле нет лучших мастеров, чем муравьи. А я скелетом обглоданным быть не собираюсь. 
Подивились мы Людмилкиной отваге и через этот случай поняли: вот почему ей удаётся оставаться постоянно бодрой, энергичной и завидно молодой. 
На прощание оглянулись на миллионную семью чёрных целителей - они без устали носились, казалось бы, бессмысленно и бессистемно. На самом деле их высотный город, подразрушенный инородным белым телом, постепенно, но неуклонно принимал первозданный вид. И по его облику (мы-то уже знали эти приметы) можно было наверняка заключить, что завтра будет дождь. Муравьи ещё те метеорологи! Чувствуют задолго, что надо законопатить наглухо все входы и выходы, чтобы ни одна капля дождя в их дом не попала. 

Автор: Иван КОСТРОВ, ветеран.